Искусство модничать умом или fashion-журналист в стране Pirelli

Искусство модничать умом или fashion-журналист в стране Pirelli

Одним мартовским утром мне очень подфортило. Наверное, мысли об удаче возникают естественно с приходом календарной весны. Ты открываешь глаза и вместо свинцовой облачности лицезреешь ослепительное солнце. Затем утренняя благодать, вальяжная гимнастика в пижаме, фотогеничные зевки длиною в пять минут уступают место обязательной спешке. Девочки – ведь настоящие кролики из «Алисы в стране чудес». Продумали аутентичный наряд ещё с вечера, уделили время макияжной терапии, организовали порядок внутри it-bag сумочки и отправились в новый день. Только в отличие от ушастого зверька мы воспринимаем часы как негодный аксессуар. В конфигурации наручной круг со стрелками лишний раз напоминает о страдающей пунктуальности. Отвлекаемся от дел часовых и продолжаем.

Я – титулованный атлет в бескаблучном многоборье.  А любимая роль fashion- корреспондента на неделе моды ещё больше подстегнула желание бегать на астрономических скоростях. До первого кофейного глотка – ум как сомнамбула. Уже автоматически настроен на студенческие подвиги, но дремлет в вертикальном положение. Это классические жалобы учеников древнее мира. Я не противилась инстинктам, набросила фривольно легкое пальто в клеточку Виши, зашнуровала серебряные ботинки и спрятала чернильные пятна под козырьком фуражки почтальона. Этот головной убор растиражировался  блогерами, обеднел в сенсационном плане, но для шпионских целей идеален. Чтобы не подпускать романтические бредни, не цитировать на ходу любовные цитаты Ремарка и не впадать в сентиментальную депрессию – оглядываемся по сторонам. Я развлекаюсь, изучая уличные дресс-коды. Вот прошелся мимо раздутый во все стороны света пуховик с ассиметричной застежкой – я освежила в памяти философию японского дизайнера Йоджи Ямамото. Прокралась на уровне носа меховая шапка – как будто вновь увидела картину Сурикова «Боярыня Морозова». Вы думаете Россия не умеет одеваться грамотно и с тонким вкусом ? Отчасти правда, ведь этот орган чувства формируется благодаря культуре. Как справедливо замечал историк моды  Александр Васильев: «в отличие от запада мы варимся в собственном соку, надменно имитируя присутствие художественной жизни.» Поверить в это невозможно, пока ты лично не удостоверишься в досадном недостатке общества столицы.

Гостеприимный храм, который  каждый раз распахивает двери перед  алчным любопытством – это МАММ. Поверьте, с мультимедийной галереей  на Остоженке по крови мы не родственники. Преодолевая километры через центр, душа притягивается магнитом Ольги Свибловой. Искусствовед,  директор и создатель бывшего дома московской фотографии. И подбирает выставки она великолепно: умно и с превосходной интуицией. Каждый раз, планируя очередной визит в концептуальную многоэтажную страну, ты про себя загадываешь желание. «Хочу, чтобы процент достойных экспозиций был выше никудышных». В самом начале я говорила о фортуне. Она обрадовалась солнцу и щедро улыбнулась мне. Звездами оказались модернисты под покровительством Петера и Рене Людвига. Они довольно долго гастролировали, соскучились по зрителям и, наконец, решили отдохнуть. Абстрактные картины сперва смущают, но модницы привыкли удивляться. Чтобы повысить интеллигентный градус, рассматривая краски и сюжеты, - выгодно анализировать.

Вот перед нами «поп-арт» коллаж Роберта Роушенберга. Этот немец с середины 60-х создает произведения из «найденных предметов». Синий деревянный стул, красная  заплатка и отдыхающие пышнотелые богини Энгра. Он постоянно цитирует французского художника, ведь так уравнивается в правах любой изобразительный материал. Напомню, толерантность в современном мире  – больная тема. Напротив из штукатурной глубины стены выглядывают ангелочки Джеффа Кунса в стиле рококо. Если истосковались вы по женственности, рекомендую изучить данную эпоху, приторную как десерт с короной взбитых сливок.

В углу расположилась картина Джонатана Бровски. Марганцовый человек,  схваченный яркими лентами. Затея у модернового художника ( несмотря на буйный цвет) – меланхоличная. Как говорила автобиография на карточке, портрет изображает паранойю автора, который чурается космических явлений. Армагедона, вторжения пришельцев и будничных переживаний. Да уж, от них мы никуда не денемся. В витрине Класа Ольденбурга ( шведского художника), оторванной от остального кофетерия) невероятно аппетитно пародируется американский банана сплит. Не так давно он провоцировал феерверк слюней, ну а теперь практически исчез с тарелки. Еще тогда искусство опередило моду и начало высмеивать наш с вами конформизм. А Виктор Пивоваров, орудуя блестящим лаком, изобразил мужчину в костюме шоколадном. Когда тебе напоминают о множестве ролей, мгновенно приосаниваешься и начинаешь важничать. Конечно про себя. К чему нам взгляды, обвиняющие в эгоизме?

Но прежде, чем мы доберемся до иконы стильной фотографии, я расскажу Вам о шутливом архитекторе собственного детства.  Андрей (по фамилии Охлобыстин) на стену поместил боди для купания. Вопросов и претензий не было, если бы господствовала однотонность . Но спереди, поддергивая нахмуренными дугами бровей, красовался хулиган и рифмоплет Владимир Маяковский. Пародия на жизнь советского союза и сексуальность во благо красной революции. Шутки ради в следующем сезоне я рекомендую любительнице обнажения Бэлле Потемкиной, доминирующий в коллекции «электрик- фиолет» сменить на профиль русского поэта. Чуть выше этажом наш встретил косоглазый Пикассо. Хотя я – рьяная фанатка античной красоты, но для дизайнерских принтов такая кривобокость неплоха.

Еще наш модный интерес завоевала ретроспектива фотографий. Случайный кадр оттепели показал, что у студенток из 60-х имелась сумка Биркин. Здесь я намеренно шучу, вряд ли такую роскошь можно позволить и на стипендию. А вот стрит- стайл на первомайской демонстрации мне доказал, что раньше оправы были круче чем из кинофильма матрица.

И кульминацией дневного просвещения стала экскурсия  с оттенком поразительного уважения. Для временных незнаек – предупреждение. Сейчас  я буду откровенно возвеличивать Пирелли Тима Уокера. Впервые выпущенный в 1964 году от эстетического неглиже он развивался и стал произведением искусства. В 2018 мы попадаем в добрый и толерантный  пересказ «Алисы». Фотограф пояснил, что он отталкивался от образного мира Льюиса Кэролла. С главной ролью блестяще справилась австралийская модель суданского происхождения Даки Тот. Наоми Кэмпбелл сыграла роль Королевского палача, комичная актриса Вупи Голдберг превратилась в Герцогиню. Сегодня темнокожая Алиса помогает детям любой расы понять ценность культурного разнообразия. Арлекинские наряды в ромбик, казаки на две стороны, гетры из органзы и платья бейби долл – тенденции нового сезона и театральность обогатили фантазийную страну. Теперь в известной сцены слуги в колпаках окрашивают алые розы в черный. Вселенная чудес всё продолжает расширяться. А календарь Pirelli  доказывает, что в этом мире ещё не все потеряно. Надеюсь, этой будничной историей с модным акцентом читателей я убедила чаще путешествовать по выставкам.